дева мария

Исихаст-строитель или поп Гапон?



Кем бы ни был о. Сергий (Романов), с его именем будет связан новый погром монашества и людей Традиции в РПЦ.

[Spoiler (click to open)]
Я не возьму на себя смелость выносить окончательное суждение по поводу того, что такое схиигумен Сергий (Романов). К этому человеку много вопросов, и многие авторитетные для меня люди (в том числе из людей сугубо духовных, хотя и не только) однозначно полагают, что это спецпроект. Однако из числа моих же друзей и приятелей есть и такие, кто горой стоит за него. Оставим этот вопрос для будущего исследования. Рискну утверждать, что это не главное. Главное в другом, и я сейчас скажу, в чем.

Следуя золотому правилу аналитика не впадать в эмоции, не морализировать и не смешивать оценки с анализом, обратимся, так сказать, к голым фактам. Как можно узнать из биографической справки, будущий схиигумен Сергий освободился из мест заключения в 1997 году, после чего пришел к владыке Викентию и попросился в послушники. Тогда же он был направлен на послушание в «Алапаевский Мужской монастырь Новомучеников Российских на месте убиения преподобномученицы великой княгини Елисаветы и иже с нею». То есть в начальной стадии пострига, в рясофоре (как всегда постригают послушников), до своего назначения на Ганину Яму в 2000 году он провел всего три года, причем о том, какая там у него была за плечами монашеская школа, кто были его духовники, ничего не сообщается даже на вполне комплиментарных по отношению к нему ресурсах. Единственный из известных старцев, упоминаемый как тот, к кому он сегодня порой обращается за благословением – это нынешний официальный духовник патриарха Кирилла схиархимандрит Илий (Ноздрин). Надо ли говорить, что о. Илий – постриженник митр. Никодима (Ротова) и, в отличие от схиигумена Сергия, никогда, ни в каком контексте не упоминался в связи с темой т.н. «царебожия» и вроде бы не замечен и в особо активном осуждении проблемы «электронного концлагеря»!

Итак, человек с неснятой судимостью (причем, одна из них за убийство), после нескольких лет пребывания в монастыре в роли обычного послушника появляется на Ганиной Яме и разворачивает там интенсивное строительство, причем еще до принятия священного сана. И ему все как-то доверяют. Странно, не правда ли? И не надо здесь кричать, что он не уголовник. Да пусть сколь угодно святой, пусть оговорили. Другие-то этого не знают! Включая священноначалие. При этом есть сведения, что он якобы выстроил некий храм, еще будучи в колонии. Здесь уже возникают вопросы. Пусть он и сидел не в обычном лагере, а на т.н. «красной зоне» (колония «Красная утка» под Нижним Тагилом), но чтобы зек, вместо пошива рукавиц и участия в самодеятельности, мог привлечь средства для строительства храма (что без согласия лагерного начальства, естественно, невозможно), чтобы начальство на это согласилось – это что-то из ряда вон. Прямо Френкель![i] Ну, в хорошем смысле… Мне, во всяком случае, другие примеры такого рода не известны.

И вот, простой послушник с непонятным статусом такое строительство развернул, такие серьезные спонсоры к нему потянулись, чудеса, да и только. Уточним: сначала он появился на Ганиной Яме и развернул там строительство, потом (в самом начале 2000-х) туда приехал патриарх Алексий и после краткой беседы благословил его на принятие священного сана и вместе с правящим архиереем владыкой Викентием назначил наместником строящегося монастыря. Строительная активность будущего схиигумна была развернута до этих событий. То есть человек без серьезного духовного образования сразу получил сан. А другие годами добиваются…

Потом возник конфликт со спонсором, поскольку о. Сергий за одну ночь приказал снести новую, только что построенную колокольню. То ли там масонские знаки ему почудились, то ли архитектура не понравилась. Главное в том, что тогда, 20 лет назад, он еще не был знаменитым старцем, но уже пользовался у всех (включая людей весьма статусных) безоговорочным доверием.

Мне говорят, чудо, молитвенник такой, прозорливец, подвижник и проч. Ну, вы его видели? Зачитывает текст по бумажке, интонация ни разу не духовная, а вполне себе маргинально-агрессивная. И не надо мне здесь говорить, что я изменяю обозначенным выше правилам и сразу перехожу к оценкам. Это плод объективного наблюдения. Вот кто скажет, что именно так выглядят настоящие исихасты и прозорливцы, пусть сразу себя обозначит, интересно будет с таким поговорить. О. Кирилл Павлов, о. Николай Гурьянов и другие известные нам старцы разве так выглядели, в такой манере изъяснялись?

Да нет, отвечают. Он, конечно, не такой молитвенник, как эти старцы (и другие, им подобные). Он больше практик, по строительной, так сказать, части. Подожди, подожди. Если он строитель, а не молитвенник и прозорливец, то как он одновременно может быть чудотворцем и таким харизматиком, которому сразу все подчиняются? Загадка.

Ну, ладно. Спонсор, однако, подчиняться не стал, и его выгнали. Типа перевели в другое место. И он там снова развернул строительство.

Дальше можно много рассказывать. Он до недавнего своего запрета в служении был духовником Среднеуральского женского монастыря во имя иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» и одновременно организатором строительства. При этом находясь за штатом, да еще и в схиме. (Когда точно он был пострижен в схиму и сколько до этого пробыл в мантии, установить не удалось). Тут у меня просто начинает голова кругом идти. Что-то я в этой истории упустил. Если он (как говорят его адепты) чисто практик, то почему он в схиме? Схимники - они, напротив, уходят от мира и занимаются не стройкой, а только и исключительно молитвой. Либо готовятся к скорой смерти. (Есть версия, что с ним так и было, но после этой третьей ступени монашеского пострига он чудесным образом исцелился. Версия эта исходит от духовных чад, которые путаются по датам. Проверить из независимых источников не удалось). В общем, и строитель, и схимник и, главное, медийная знаменитость, раскрученный герой ютуба. Вот этот букет: за штатом, в схиме, строитель, духовник и при этом еще мощнейший харизматик, обладающий почти магическим влиянием на людей (ну, в хорошем смысле), да еще и экзорцист, изгоняющий бесов, меня, как человека, все-таки неплохо знающего церковные реалии, сразу начинает серьезно напрягать. Не слишком ли для одного человека?

Пропустим всякие милые детали вроде инокинь, виртуозно (и, главное, профессионально) исполняющих вокальные, танцевальные и спортивные номера (если это никого не напрягает, то сие не моя проблема; наверно, это у них исихазм такой). Перейдем к главному. Он, как выясняется, развернул бурную деятельность также далеко за пределами женского монастыря. По его благословению (напомним, заштатного схимника, окормляющего женский монастырь) были основаны десятки скитов в самых глухих местах Урала. Причем, как женских, так и мужских. Подозреваю, что пошли в них не самые плохие люди, искренне стремящиеся к молитвенной жизни. Правда, не вполне понятно мне (наверно, в силу моей греховности и бездуховности), что значит "молитвенный щит". (Скиты эти расположены как бы вдоль Уральского хребта, и по замыслу, так сказать, автора должны стать своего рода духовным щитом против нашествия китайцев). Сразу неясно: сила молитвы имеет не чисто духовную природу? То есть нельзя, вне зависимости от собственного географического расположения, молиться о чем угодно? Такие вот духовные крепости. Главное - правильно расположить, чтобы противник не мог просочиться... Или я, опять же по своему окаянству, чего-то не допонял? Магизмом не отдает? Вот преподобный Сергий, к примеру, молился (в том числе и об успехе дела Дмитрия Донского) где? В Троице-Сергиевой лавре. Которая, как известно, расположена по Ярославке, то есть на северо-восток от Москвы. И ученики его, отделяясь, шли дальше в основном в том же направлении. А Куликовская битва произошла на поле, расположенном в прямо противоположном от столицы южном направлении. Ну и? Ни преподобному, ни Великому князю это как-то не помешало. Но это так, для примера…

И теперь подходим к главному. Если бы о. Сергий просто занимался строительством своего монастыря и окормлял своих монахинь и прочий народ, не светясь в медийном пространстве, все вышеозначенные странности не имели бы для нас столь глобального значения. Он, однако, регулярно выступает с весьма жесткими проповедями, в которых затрагивает разные актуальные темы, в том числе и связанные с политикой. И проповеди эти в ютубе собирают немалую аудиторию. Здесь сразу встает вопрос. Старцы, духовные люди никогда не стремятся к публичности. Они ни за кем не бегают, стремясь, как правило, к отшельничеству. Таковы были все преподобные. Но народ притекает к ним, умоляет помочь, выслушать. Тогда они (часто после неоднократных просьб и всяких чудесных видений, вразумлений свыше) выходят к народу и начинают с ним разговаривать, духовно наставлять. Во времена Оптиной пустыни 19 века, не было, конечно, ютуба, а также радио и телевидения. Да и интернета вообще не было. Ну так зато газеты были. Вы можете себе представить оптинских старцев, которые регулярно публикуются в газетах? Ну, это было давно. Однако и в наше время такого рода люди вовсе не стремятся к медийной известности. Если их проповеди публикуются, так это исключительно стараниями духовных чад, порой даже без их ведома. В общем, медийная активность для настоящего старца во все времена – отнюдь не главное. Наконец, старцы, духовные наставники, никогда не встревают в темы чисто политические и уж тем более не призывают к борьбе с государством, каково бы оно ни было. Такого рода призывы – вообще не в духе Православной Церкви.

Впрочем, времена меняются. И вот человек, на которого замкнуты все эти скиты с отшельниками, регулярно выступает в сети, набирая немало просмотров. Причем, на него замкнуты не только отшельники (за которых он, как ни крути, несет духовную ответственность, как наставник). На него во многом замкнута и царская тема, по крайней мере, в Екатеринбурге, вокруг которой в последнее время столько грязных интриг, причем, в основном в том же самом медиапространстве.

Надо сказать, что темы для своих так называемых проповедей он всегда избирает самые что ни на есть актуальные. Теперь избрал закрытие храмов в связи с «ковидом». И сказал много правильных вещей. Но так, в такой манере, с такими нарочитыми крайностями, что лучше бы молчал. И, главное, когда митр. Кирилл во многом вынужденно отправил его под запрет, до этого запретив проповедовать (что было о. схиигумном просто демонстративно нарушено), то, неоднократно ослушавшись правящего архиерея, многократно усилил радикализм своих выступлений, в последнем из них едва ли не призывая к явно антиконституционным действиям, чуть ли не к мятежу против государства.

Интенция того, что он говорил по поводу закрытия храмов, повторяю, в общем, вполне правильная, сходная с тем, что говорили и некоторые другие. Но в соединении с максимально возможным радикализмом, с буквально лобовой атакой на действующего президента, с прозрачными намеками на возможность (и, по его мнению, необходимость) каких-то силовых действий эта правильность просто убивается, дискредитируется и маргинализируется. Как и тема электронного концлагеря, которая естественным образом сопрягается с темой «ковида». И получается (вольно или невольно, я не знаю, и мне это, в общем, неинтересно), что наш подвижник по факту, по результату своей деятельности работает точно против усилий тех (например, Н.С. Михалкова и других), кто, наоборот, стремится вывести все эти темы из маргинального контекста в широкое поле общественного обсуждения. (7 млн. просмотров «Бесогона» - это никак не может быть маргинальным, ведь правда?) И получается, что по факту, по результату своей деятельности он как раз подыгрывает антихристианским силам, убивая дискурс на корню и подтверждая лукавый либеральный тезис о том, что против каких-то вещей могут выступать только психи и законченные маргиналы (выражаясь в очаровательной терминологии г-на Гусева, «быдляк»). Кроме того, зовя на православный Майдан всех этих молитвенников из скитов, он блестяще, более чем убедительно предоставляет обоснование для светской и церковной власти, чтобы подвергнуть их полной и окончательной «зачистке». А ведь этот призыв сразу же нашел активную поддержку у тех медиаресурсов, которые и раньше были замечены в аналогичном радикализме! Кто-то просто бредит идеей православного Майдана, при всей ее очевидной вредности и абсурдности.

Таковая зачистка с кардинальной ротацией действующих лиц на сегодняшний день уже в полной мере коснулась управленческих кадров Церкви и системы конфессионального образования. Теперь удар по факту наносится по последнему оплоту Традиции – духовному ядру Церкви, по тем людям, что посвятили себя молитвенному деланию. И ведь каков масштаб! Пресловутый Диомид нервно курит под лестницей…

Здесь я прошу понять меня правильно. Утверждая, что деятельность о. Романова (интересно, фамилия-то своя или присвоенная?) – это в конечном счете спецпроект, цель которого - выявление и последующая зачистка православных консерваторов, настроенных традиционно, монархически и антилиберально (по типу «Операции “Трест”»), я вовсе не хочу сказать, что данный схиигумен является каким-то циничным и сознательным провокатором. Диомид ведь тоже не был таким. Данная технология называется «управление по тенденциям». Нужному человеку помогают внедриться в нужное время в нужном месте, оказывая какую-то косвенную поддержку, а дальше он уже все делает сам, причем вполне искренне.

Все разыгрывается, как по нотам. Поскольку в своих так называемых проповедях человек позволил себе много лишнего, то на него начинаются нападки из либерального лагеря, причем, как светского, так и «церковного». Ибо своей описанной выше манерой он делает этим людям такой подарок, каким они просто не могут не воспользоваться. И пользуются сполна. И, как часто бывает в подобных случаях, используют много всякой клеветы, не имеющей уже ни с какой реальностью ничего общего. Понятно, что при этом удар с их стороны наносится не только по нему лично, но и, главное, по самим темам, самой возможности их серьезного обсуждения, а также по людям Традиции в принципе. Но и не только по ним. Под ударом (пока в основном информационным) оказываются и те, кто стремится вывести данный дискурс из маргинального поля, а также миллионы граждан, которые начинают прозревать, в том числе и прежде всего в связи с проблемой тотальной «цифровизации». Все это, как нарочно, подгадано по времени, не раньше и не позже. Ну, а эти атаки либералов, в свою очередь, вызывают противодействие. Многие хорошие, достойные люди, невольно «покупаясь» на призывы радикалов, начинают реагировать по принципу «наших бьют». Начинается раскачка ситуации. «Управление по тенденциям» приводит к «качелям». Дальше см. историю Диомида. Правда, масштаб совсем другой…

На этом можно было бы наши размышления завершить, но придется сказать еще кое-что, поскольку в аналитике так бывает, что очень важные, ключевые факты часто бывают не спрятаны, а буквально лежат на поверхности, но при этом остаются никем не замечены. Мы не случайно упомянули «Операцию “Трест”». Ведь одноименная подпольная белогвардейская организация, созданная в 1920-х годах чекистами, отнюдь не была стопроцентно, как сейчас бы сказали, фейковой. Туда входил целый ряд очень известных и вполне реальных, искренних врагов большевиков: генералы Потапов и Зайончковский, тайный советник Путилов, эмиссары генерала Кутепова (пожалуй, самого яркого из вождей Белого движения, попавших в эмирацию); с организацией тесно контактировали высокопоставленный сотрудник британской разведки Сидней Рэйли, знаменитый монархист В. Шульгин и, наконец, «сам» Борис Савинков. Все эти люди были, что называется, не лыком шиты, обладая немалым политическим, военным опытом, а иные и опытом подпольной работы, и, тем не менее, «купились» на «разводку» ГПУ. А уже на них, как на "живца", среагировали и другие, так сказать, рядовые члены, также вступив в организацию. По сравнению с ними нынешнее российское православное сообщество, как бы это помягче сказать, устроено гораздо проще и, так сказать, прямолинейнее.

Мы бы не стали останавливаться на этих, в общем, известных сведениях, если бы не одна любопытная подробность, имеющая отношения к нашей сегодняшней теме. Как известно, Гелий Рябов, инициировавший раскопки т.н. «екатеринбургских останков» в Поросенковом логу, был офицером МВД и личным советником министра ВД СССР Щелокова. Но, когда он начал свои раскопки, то местные чекисты, которые не могли не знать об этом, никак не забеспокоились. С нашей точки зрения, очевидно (и люди со спецопытом, в общем, подтверждают это), что там имела место какая-то непрозрачная игра между двумя ведомствами. А про о. Сергия Романова мы узнаем, что, во-первых, он был оперативником в системе МВД, а, во-вторых, что его «посадка» также связана с теперь уже знаменитым конфликтом между МВД И КГБ (то есть между Щелоковым и Андроповым), к которому не мог не иметь отношение и Гелий Рябов! И при этом оба они тесно связаны с царской темой, причем, именно в Екатеринбурге!

Но и это еще не вполне «трестовская» тема. Мало ли какие разборки имеют место между разными спецслужбами… У нас же нет доступа к специнформации и адекватного инструментария для исследования всех этих тем… Однако, если вернуться к о. Сергию Романову, то на сегодняшний день он ведет себя в точности, как в свое время упомянутый нами Диомид. Тот, выпустив свои знаменитые обращения и, таким образом, заявив свои претензии на роль вождя раскола, вдруг повел себя очень странно. Вместо того, чтобы начать выстраивать вокруг себя систему из верных ему людей, он вдруг ушел в затвор. Так и о. Сергий (Романов), обладавший ранее весьма обширными контактами, по сути самоизолировался и практически никого не принимает (и из этой самоизоляции обличает игры с «ковидом»), и при этом, по свидетельству некоторых ранее близких к нему духовных чад, его сегодняшнее упорство и радикализация его ютубовских «проповедей»-обращений могут быть связаны с тем, что его «дезинформируют» некоторые сохранившие к нему доступ люди из спецслужб. Типа тоже духовные чада… То-то он в последнем выступлении, на первый взгляд, странным образом уже напрямую обращается почему-то именно к офицерам ФСБ... Быть может, все проще, чем мы думаем? Если это «Трест», то очевидно, что операция вступает в завершающую фазу…

Разумеется, все вышеизложенное – это сугубо оценочные суждения.


Владимир Семенко


орхидея

Разочаровывающий Самарканд

самарканд

[Spoiler (click to open)]
Я съездил в Самарканд, в город, в котором я родился и прожил до 12 лет. Для многих, наверное, Самарканд – экзотика. Для меня он оказался настоящим разочарованием. Итак, на что похож Самарканд? На город, в котором я никогда не был, на провинцию, куда я приехал по работе и остановился в гостинице на один или два дня и жду не дождусь, когда снова уеду домой. Я почти сразу пожалел, что приехал, и хотел сдать билеты. Но все-таки решил не торопиться с выводами, а просто сидеть в съемной квартире в Сартепо и смотреть на газовые трубы, которые тянутся через улицы, как вырванные артерии, под которыми дети пинают сдутый мяч, поднимая клубы пыли. Если не выходить из комнаты, то можно забыть, что я в Узбекистане, и только вой какой-то бабы, орущей на всю улицу «Будь ты проклят, у меня не работает телевизор…», дает знать, что я все еще здесь, в Сартепо, в Самарканде, и мне еще тут жить три недели.

Здесь ничего не напоминает мне о моем детстве, тут все чужое. Если многие города или страны мне тут и там напоминали Самарканд, то сам по себе Самарканд мне ничегошеньки не напоминает. Тут страшно неуютно, и после заката улицы погружаются в полную темноту. И какая-то пыль повсюду, и разбитые окна, и торчат куски недостроенных домов. И сколько ни вытирай ботинки, через пару минут они полностью покрыты пылью.

Я поселился в Сартепо, на конечной остановке трамвая. Трамваев тут много, но маршрут только один. Когда-то раньше, в Советском Союзе, было много трамвайных путей, но теперь от следов былого величия остались только покореженные рельсы. Они тут просто так, без всякого смысла, чтобы водителю жизнь медом не казалась, как дополнительные хлопоты к самаркандским дорогам, представляющих собой поле для бомбардировок. Это настоящий военный полигон: все дороги изуродованы ямами, которые водители объезжают, выезжая тут и там на встречную полосу.

Итак, Сартепо, пожалуй, единственное место, где город похож на город. Все остальное – это махаля и кишлаки. Я объехал весь город вдоль и поперек и не нашел ничего примечательного. Заборы, заборы и еще раз заборы. Иногда еще продают мясо: эти туши висят прямо на улицах среди потока машин и арыков. Тут два вида торговли: или жалко болтающиеся на ветру курдючные бараны, или свадебные платья. Мясо и платья. Примерно такой расклад. Свадебные платья представлены на манекенах, как будто побывавших в ядерных испытаниях, – с отбитыми носами и грязными париками. Такое ощущение, что этих дам волочили за волосы по всем разбитым дорогам улицы Амира Тимура, а потом выставили на витрину по соседству с жирными курдюками.

Наверное, единственное симпатичное место в Самарканде – это Университетский бульвар. Тут когда-то насажали платанов, натыкали каких-то скульптур, а вдоль бульвара сохранилась дюжина домов советской эпохи. Наличие больших окон, пары конструктивистских зданий, немного модерна, несколько колонн – и вот тебе готова приличная улица. Неподалеку тут еще открытка города – Регистан. Он прямо-таки весь блестит и выглядит почти как Диснейленд, как будто его построили только вчера, так его тщательно отреконструировали. Но вообще весь этот туристический аттракцион выглядит как-то совсем невероятно. Потому что ничего подобного в Самарканде больше нет. Площадь не имеет ничего общего с архитектурным стилем города. Это просто ВДНХ, только хуже, и берут деньги за посещение.

Местное население в Самарканде выглядит как сплошная серая масса. Черные кожаные куртки, меховые шапки, кривые бандитские лица. Женщины одеты в темные свитера, платки, меховые галоши и трико цвета персидского ковра. Зубы – золотой запас, лица цвета мокрой глины и крашеные брови на манер актеров японского театра Кабуки делают женщин чрезвычайно пугающими. Но по крайней мере в магазине они не устраивают скандалов. Несмотря на то что не знают такого понятия, как очередь. Я много раз пытался купить что-то в местных магазинах и, как правило, пробивался к кассе позднее всех. Здесь каждый новый покупатель бесцеремонно лезет без всякой очереди при полном безмолвии окружающих. Никто не против, потому что все делают точно так же, они ведь ничуть не лучше других наглых покупателей. И как они умудряются что-то купить, не поубивав друг друга, я так и не понял.

У них ничего нет своего, все импортное, зато водка стоит, как вода. Это прямо своего рода рай для любителей дешевой водки. Тут люди могут себе позволить только водку и лепешки. Больше они на свои зарплаты ничего себе позволить не могут. Они грызут нават, кристаллический сахар, и постоянно лечат зубы. Наверное, поэтому тут повсюду стоматологии. Они буквально на каждом углу. Я думаю, в Самарканде только ленивый не стоматолог. Это самая популярная профессия после таксиста. Это своего рода узбекский досуг – поломать себе зубы, чтобы поскорее вставить золотые и грызть потом хоть кирпичи. Цены на починку зуба настолько смехотворные, что это может позволить себе каждый. Пломба по цене килограмма бананов! Некоторые дантисты, чтобы привлечь клиентов, вешают рекламные вывески «У нас одноразовые инструменты!!!» Только у них! Там, где инструменты – так себе и не очень одноразовые, и цены ниже, и лечат соответственно в полевых условиях. Я был в такой клинике – там все было как в военном госпитале. По 5–6 пациентов в комнате, какие-то люди едят плов в сторонке. Накурено. Пациенты в пуховиках, потому что помещение не отапливается. Там не хватало только баранов и кур, чтобы почувствовать себя как дома.

Можно подумать, что в Самарканде нет положительных сторон, но это неправда – они есть. Тут очень чисто! Тут так чисто, что даже нет мусорных бачков. Даже не знаешь, куда выбросить мусор. Я сначала не понимал, как же быть с мусором. Я облазил все Сартепо вдоль и поперек и ни нашел ни одного мусорного бачка. Потом я узнал, что утром в 7.30 приезжает мусоровоз, он гудит, как сирена, вместо будильника, призывая всех горожан нести мусор. Все оставляют свои пакетики с мусором вонять дома на ночь и ждут утра, когда уже от них можно будет избавиться. Я проснулся от страшных гудков, как при бомбежке, и побежал на улицу с пакетом. Но когда я выбежал, машина уже уехала. Я хотел броситься вслед, но подумал – какого черта! Те люди, которые не могут проснуться или уже ушли на работу, оставляют мусор прямо у обочины дороги, но такая практика очень позорна. Однажды я так сделал среди бела дня, и женщина на узбекском языке отчитала меня, хоть я ничего не понял, кроме слова «мусор»! Но стало ясно – так делать нельзя. Нужно ждать ночи. И в темноте (благо улицы тут совсем не освещаются) идти в черной одежде, чтобы выставить свой пакетик на то место, куда приезжает машина.

Однажды друг моих родителей пригласил меня в гости в Булунгур. Я просидел целый час в маршрутке, ждал, когда она наполнится. Похоже, никто особо не хотел ехать в сторону Булунгура, сколько водитель ни бегал вокруг и ни кричал: «Булунгур! Джамбай!» Народ очень неохотно садился в маршрутку. Скорее против воли. Водитель старался изо всех сил, я всерьез беспокоился, что он сорвет себе голос – целый час орал как бешеный. Такого понятия, как расписание, тут не существует. Людей надо чуть ли не силком заталкивать в автобус, чтобы он поехал. Мне кажется, узбеки довольно нерешительны: они просто не знают – нужно им в Булунгур или нет. У них нет четкого плана на день, поэтому водители автобусов часто зазывают пассажиров, перечисляя все мыслимые маршруты, рекламируя направления автобуса с пеной у рта. Городские автобусы едут со скоростью пешехода, в открытых дверях висит помощник водителя и приглашает каждого пешехода подумать хорошенько, может, ему все-таки нужно именно туда, куда едет автобус. Когда я возвращался в Самарканд на такси, водитель гнал что есть сил. На это было страшно смотреть. Так как разметка на дорогах отсутствует, машины занимают любую сторону дороги, какая им больше нравится, вне зависимости от скорости движения и габаритов. Это было похоже на компьютерную игру. Кроме того что дороги совершенно убитые, вдоль проезжей части повсюду прокопаны арыки, которые никогда не закрыты. То есть провалиться в эти арыки ничего не стоит, надо быть всегда начеку и перепрыгивать эти неожиданные окопы. Неудивительно, что каждый второй в Самарканде хромает. Попасть в арык тут – обычное дело.

Даже не помню, когда я так скучал по Москве и по цивилизации. Узбекистан – это определенно одна из самых отсталых стран, в которой мне удалось побывать за всю свою жизнь. Как можно так жить – без газа, без воды, без денег, без правил дорожного движения? Я приехал в Сартепо и поменял билеты, не в силах больше все это терпеть. До Ташкента ходит скоростной поезд. Я знал, что билеты стоят от 80 тысяч сумм (550 рублей). Я заплатил в два раза больше. Чека, как всегда, не было. Кассир мне выдал бумажку, по которой можно войти в вокзал. В день отъезда за мной приехал хромой таксист, весь путь он хватался за ногу, которую сильно ушиб, провалившись в арык. Он привез меня к секретному входу на вокзал. Это оказался VIP-зал! Оказывается, мне продали услугу VIP-зала, которую я не просил. Это был обычный зал, кроме меня там было еще три человека. Там можно было заказать чай! Это входило в стоимость моего билета бизнес-класса. Я заказал черный чай, его принесли уже сладким. Он был теплый и сладкий, как сахарный сироп. Это было невозможно пить. Итого я заплатил за чашку чая половину стоимости билета. Не то чтобы мне было жалко 300 рублей за мерзкий, теплый и приторный чай и ужасный сервис, сколько ужасно обидно было быть снова обманутым. Это была последняя капля.


Об авторе: Арсений Анатольевич Несходимов – фотограф, лауреат множества международных фотоконкурсов.


Автор определенно придурок, который ненавидит Самарканд, ненавидит Узбекистан, ненавидит узбеков.

Возможно его в детстве сильно обидели узбеки, и этой своей глупой статейкой в "Независимой газете" он решил отомстить.


columbia

Оскар 2020, негры и феминистки недовольны



Каждый год негры и феминистки начинают рассуждать о том, что негров и феминисток обделяют, не дают им положенных Оскаров. Они хотят, чтобы им выделили квоты, и часть наград доставалась им не за кино, а за то, что они афро и вагиноамериканцы.

После объявления списка номинантов на «Оскар 2020» многие пользователи сети и журналисты в очередной раз начали жаловаться на недостаток расовой и половой презентации на церемонии. Например, Лупита Нионго не попала в актёрскую категорию (её предлагали номинировать за «Мы»), а Грета Гервиг — в режиссёрскую (в ней в 2020 году только мужчины).

В очередной масштабный спор вокруг церемонии 14 января внезапно вступил писатель Стивен Кинг — он состоит в Академии.

"Как писатель, я могу выбирать номинантов в трёх категориях: «Лучший фильм», «Лучший адаптированный сценарий» и «Лучший оригинальный сценарий». Для меня вопрос расового и полового разнообразия, как когда речь идёт об отдельных актёрах и режиссёрах, не стоит.

При этом я всё равно никогда не буду рассматривать вопрос расового и полового разнообразия, когда речь идёт об искусстве. Только качество. Мне кажется, что поступать иначе было бы неправильно".


Мнения негров и феминисток похожи: "Но ведь суть в том, что на качество как раз плюют — и делают это в пользу белых мужчин".

Мне кажется решить проблему можно только двумя способами: выдавать отдельные Оскары неграм и гендерным ошибкам природы, или пусть создают свои киноакадемии и вручают свои призы неграм, представителям ЛГБТ, феминисткам...

кино

Терминатор: Тёмные судьбы



Посмотрел фильм Терминатор: Тёмные судьбы / Terminator: Dark Fate. И он мне не понравился.

"Джеймс Кэмерон создал цельную и законченную дилогию, которая не нуждалась ни в сиквелах, ни в приквелах, ни в спин-оффах. Увы, после разорения студии Carolco Pictures бренд пошёл по рукам, и каждый новый владелец пытался найти ему применение".

Так появились фильмы: «Терминатор 3: Восстание машин», «Терминатор: Да придёт спаситель», «Терминатор: Генезис». Ни один из них не получил одобрения зрителей.

Наконец, права на серию вернулись к Джеймсу Кэмерону, а тот, в свою очередь, привлёк режиссёра «Дэдпула» Тима Миллера, чтобы вернуть серии надлежащий вид. Но ему это удалось. Тим Миллер снял такое же фуфло, как и три предыдущих режиссёра.

«Терминатор: Тёмные судьбы» это компиляция из первых двух частей серии.

В основе сюжета опять, как в Судном дне, лежит погоня. Зло преследует главных героев от самого начала и до финального противостояния. Режиссёр хотел создать грозного преследователя, а создал жалкую копию модели T-1000 (Роберт Патрик) из Судного дня. Зрителю сложно сопереживать жертвам. Сара Конор в фильме злобная старуха. Удивительно, но терминатор T-800 (Арнольд Шварценеггер) оказывается тоже может постареть. Дани (Наталия Рейес) не доросла ещё до фильмов такого уровня. Единственный персонаж, который мне понравился, это боевая дама — Грейс (Маккензи Дэвис), дополненный человек. Фем-версия Кайла Риза, но со сверхспособностями.

У фильма аж три сценариста (Дэвид С. Гойер, Джастин Родс и Билли Рэй), которые сообразили на троих какую-то галиматью.

Из Тима Миллера не получилось реаниматора франшизы, он исполнил роль гримёра в морге. Теперь можно попрощаться с Терминатором.

Моя оценка: 4 из 10


Год выпуска: 2019
Жанр: фантастика, боевик, приключения

Режиссер: Тим Миллер

В ролях: Арнольд Шварценеггер, Маккензи Дэвис, Линда Хэмилтон, Эдвард Ферлонг, Том Хоппер, Гэбриел Луна, Наталия Рейес, Кассандра Старр, Бретт Азар, Диего Бонета

Добро пожаловать!

Привет! Меня зовут Алекс, мне 22 года, житель хлебного города. Русский. Православный христианин. Закончил радио-технический колледж. Работаю в конторе по ремонту компьютеров, ксероксов, и прочей офисной техники. Большую часть своего свободного времени провожу в тренажерном зале. В свободное от тренажерки время общаюсь с друзьями, смотрю фильмы и шляюсь по Интернету.

Граждане, владелец этого журнала не любит активных гиперссылок в комментах. Если вы хотите обратить его внимание на какие-то материалы расположенные на каком-нибудь стороннем ресурсе, то ссылку лучше давать неактивную, т.е., вот так - www.link.ru

Комментарии с активными ссылками будут безжалостно удаляться.

В комментариях к этому посту вы можете задавать мне любые вопросы, обращаться по любому поводу и без повода.

кино

Фильм Анна / Anna



Посмотрела новый фильм Люка Бессона Анна / Anna. Мне не понравилось. Дурацкий сценарий, дурацкий подбор актёров, дурацкий в итоге фильм. Киношка из категории "B".

Лубочный СССР? Я такого от Бессона не ожидала. Может уже маразм. Хотя вроде ещё не так стар, чтобы трогаться умом.

Люк сделал из Анны русскую, женскую версию Джона Уика. Стрелялки и драки сняты отлично. А, в общем, фильмец - унылое говно.

Моя оценка 3 из 10


Страна: Франция, США
Жанр: Боевик, триллер

Режиссер: Люк Бессон
Сценарист: Люк Бессон
Продюсер: Люк Бессон

В ролях: Саша Лусс, Хелен Миррен, Люк Эванс, Киллиан Мёрфи, Лера Абова, Александр Петров, Никита Павленко, Анна Криппа, Алексей Маслодудов, Эрик Годон

дария

Надо поддержать



Жительница подмосковных Химок Дарья Агений, которая стала фигуранткой дела о причинении тяжкого вреда здоровью пытавшегося изнасиловать ее мужчины, запустила флешмоб с хештегом #самаНЕвиновата ради привлечения внимания к проблеме стигматизации жертв насилия.

Девушка захотела бороться с вредным и опасным стереотипом о том, что женщина сама виновата в своем изнасиловании, а также собралась отстаивать право человека на самооборону.

«Почему без конца обвиняют жертв и оправдывают насильников? Поехала одна в чужой город — сама виновата. Надела юбку — сама виновата. Пьешь, куришь, живешь, дышишь — сама виновата!» — написала она в своем Instagram-аккаунте, добавив, что никто не должен совершать насилие над человеком из-за его пола или внешнего вида.

Агений призвала всех присоединиться к ее акции, написать хештег на лице или теле, сфотографироваться и прикрепить фото к своему посту о том, почему жертвы насилия не виноваты. На момент написания новости пост девушки в Instagram набрал 8,5 тысячи лайков, насчитывалось 235 публикаций с #самаНЕвиновата.

В декабре полиция завела на 19-летнюю Дарью Агений уголовное дело об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью за то, что в июне 2018-го она применила нож для заточки карандашей против пьяного мужчины, который пытался изнасиловать ее. В своем заявлении против девушки он указал, что «читал ей стихи под луной, а она набросилась на него с ножом». Теперь ей грозит до 10 лет лишения свободы. Агений не обращалась в полицию по факту попытки изнасилования сразу после случившегося и подала встречное заявление только после возбуждения дела против нее.